2. Внешняя политика Казахстана и международные организации



страница1/2
Дата02.02.2019
Размер124 Kb.
Название файлаОсновы политологии и социологии 8.doc
  1   2

8 вариант
1. Возникновение понятия и теории политических элит. Основные направления современной элитарной теории………………………………..…………………………………………………..3

2. Внешняя политика Казахстана и международные организации……………………….……13

3. Демократический политический режим………………………………………………………18

Список использованной литературы……………………………………………………………..20

1. Возникновение понятия и теории политических элит. Основные направления современной элитарной теории
1.1 Возникновение понятия и теории политических элит
Теория элит В. Парето. Согласно теории В. Парето, индивиды неравны между собой в физическом, ин­теллектуальном, нравственном отношениях. Поэтому и социальное нера­венство представляется ему совершенно естественным, очевидным и реальным фактом. Люди, которые обладают наиболее высокими показате­лями в той или иной области деятельности, составляют элиту. В каждой сфере деятельности существует своя элита [3].

Парето различает два вида элиты: правящую, т. е. принимающую участие в осуществлении политической власти, и неправящую. В целом социальная стратификация изображается в его теории в виде пира­миды, состоящей из двух слоев: ее вершину составляет немногочисленная элита («высший слой»), а остальную часть - основная масса населения («низ­ший слой»). Элиты существуют во всех обще­ствах, независимо от формы правления.

Характерные черты представителей правящей элиты: высокая степень самообладания; умение улавливать и использовать для своих целей слабые места других людей; способность убеждать, опираясь на человеческие эмоции; способность применять силу, когда это необходимо. Последние две способности носят взаимоисключающий характер, и управление происходит либо посредством сипы, либо посредством убеж­дения. Если элита неспособна применить то или иное из этих качеств, она сходит со сцены и уступает место другой элите, способной убедить или применить силу. Отсюда тезис Парето: «История - это кладбище аристо­кратий».

Как правило, между элитой и остальной массой населения постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низший слой, а наиболее способная часть последнего пополняет состав элиты. Процесс обновления высшего слоя Парето называет циркуляцией элит. Благодаря циркуляции элита находится в состоянии постепенной и непрерывной трансформации [2].

Циркуляция элит функционально необходима для поддержания социаль­ного равновесия. Она обеспечивает правящую элиту необходимыми для уп­равления качествами. Но если элита оказывается закрытой, т. е. циркуляция не происходит или происходит слишком медленно, это приводит к деграда­ции элиты и ее упадку. В то же время в низшем слое растет число индивидов, обладающих необходимыми для управления чертами и способных применить насилие для захвата власти. Но и эта новая элита утрачивает способность к управлению, если она не обновляется за счет представите­лей низшего слоя.

Итак, в историческом развитии постоянно наблюдаются циклы подъема и упадка элит. Их чередование, смена - закон существования человеческого общества. Но изменяются не просто составы элит, их контингент; сменя­ют друг друга, чередуются сами типы элит. Причина этой смены состоит в чередовании, точнее, в поочередном преобладании в элитах «осадков» первого и второго классов, т. е. «инстинкта комбинаций» и «настойчивости в сохранении агрегатов» [6].

Первый тип элиты, в котором преобладает «инстинкт комбинаций», управляет путем использования убеждения, подкупа, обмана, прямого одурачивания масс. Усиление «осадков» первого класса и ослабление «осад­ков» второго приводят к тому, что правящая элита больше заботится о на­стоящем и меньше - о будущем. Интересы ближайшего будущего господствуют над интересами отдаленного будущего; интересы материаль­ные - над идеальными; интересы индивида - над интересами семьи, дру­гих социальных групп, нации. С течением времени «инстинкт комбинаций» в правящем классе усили­вается, в то время как в управляемом классе, напротив, усиливается ин­стинкт «настойчивости в сохранении агрегатов». Когда расхождение становится достаточно значительным, происходит революция, и к власти приходит другой тип элиты с преобладанием «осадков» второго класса. Для этой категории элиты характерны агрессивность, авторитарность, упор­ство, непримиримость, подозрительность к маневрированию и ком­промиссам.

Первый тип правящей элиты Парето называет «лисами», второй – «львами». В сфере экономики этим двум типам соответствуют категории «спе­кулянтов» и «рантье»: в первой из них преобладают «осадки» первого класса, во второй - второго. «Спекулянты», обладая хоро­шими способностями в области экономических комбинаций, не довольст­вуются фиксированным доходом, часто незначительным, и стремятся заработать больше. Каждая из двух категорий выполняет в обществе осо­бую полезную функцию. «Спекулянты» часто «служат причиной измене­ний и экономического и социального прогресса» [10]. Рантье, наоборот, составляют мощный фактор стабильности. Общество, в котором почти исключительно преобладают «рантье», остается неподвижным и склонно к застою и загниванию; общество, в котором доминируют «спеку­лянты», лишено стабильности; оно находится в состоянии неустойчивого равновесия, которое легко может быть нарушено изнутри или извне.

Теория элит Г. Моски. Главная заслуга Моски - вычленение элиты как специального объекта исследования, анализ ее структуры, законов функ­ционирования, прихода к власти, причин вырож­дения и упадка, смены ее контрэлитой. В 1896 г. вышла его книга «Элементы политической науки», а в 1923 г. - ее дополненное издание. В 1939 г. эта книга была переведена на английский язык и издана под названием «Правящий класс», при­неся автору мировую известность. Понятию «эли­та» Моска предпочитал термины «правящий класс» и «политический класс», употребляя их как синонимы. Впоследствии он вынужден был внести коррективы, отметив, что политический класс является как бы базой для правящего класса. Действительно, понятие «правящий класс», с од­ной стороны, более широкое, чем «политический класс»: в него входят и другие, не политические структурные элементы - экономическая, культу­рная и прочие элиты. Однако в ином отношении понятие «политический класс» - более широкое, чем «правящий класс»: оно включает не только властвующую группу, но и оппозицию. Политология для Моски прежде всего наука об элитах, важнейший инструмент выработки ими научной политики, которая поможет им удержаться у влас­ти. Опасность для элит - их стремление превра­титься в наследственную, закрытую группу, что неминуемо ведет к ее вырождению, замене контр­элитой. По мнению Моски, оптимальна такая политическая система, которая, с одной стороны, не полностью закрыта для мобильности в элиту, а с другой - обеспечивает преемственность эли­ты - главной гарантии устойчивости полити­ческой системы. Идеалом является формирование элиты не на основе богатства и родовитости, а на основе способностей, образования, заслуг. Впоследствии эти идеи вылились в теории меритократии [2].

В 1896 г. в «Основах политической науки» Г.Моска сформулировал закон социально-политической дихотомии общества. Он состоит в том, что во всех об­ществах, начиная с самых среднеразвитых и едва достиг­ших зачатков цивилизации и кончая просвещенными и мощными, существует два класса: класс управляющих и класс управляемых. Первый, всегда более малочис­ленный, осуществляет все политические функции, моно­полизирует власть и пользуется присущими ему преиму­ществами. Второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым и поставляет ему материальные средства поддержки, необходимые для жизнеспособности политического организма.

Моска проанализировал проблему формирования (рекрутирования) политической элиты и ее специфиче­ских качеств. Он считал, что важнейшим критерием фор­мирования политического класса является способность к управлению другими людьми, то есть организаторские способности, а также материальное, моральное и интел­лектуальное превосходство. Хотя в целом этот класс наи­более способен к управлению, однако, не всем его пред­ставителям присущи передовые, более высокие по отно­шению к остальной части населения качества. В ходе своей эволюции политический класс посте­пенно меняется. Существуют две тенденции в его разви­тии: аристократическая и демократическая. Первая из них - аристократическая - проявляется в стремлении полити­ческого класса стать наследственным если не юридически, то фактически. Вторая - демократическая - состоит в обновлении политического класса за счет наиболее способ­ных к управлению слоев, в том числе и низших.

Моска не предстает, однако, как приверженец консер­вативной или же реформистской линии, в чем его упре­кали многие советские критики. Скорее мы видим в нем вдумчивого аналитика и проницательного политика, ко­торому политическая ситуация его времени не дала ра­дужных надежд. Труды его окрашены в минорные тона, но он и не является законченным пессимистом, так как стремится найти хоть какие-нибудь основания для поли­тического развития в сторону более полной демократии (несмотря на иллюзорность надежд на демократические идеалы), преодоления бюрократизации общества и тен­денции к формированию олигархии.

Теория олигархии и понимание элиты Р.Михельса. Наряду с Г. Моской и В. Парето, Р. Михельс считается одним из основателей элитологии, а также социологии политических партий. Первые политологические сочинения Михельса от­личались руссоистско-синдикалистским максима­лизмом; в них утверждалось, что подлинная демократия - непосредственная, прямая, а представи­тельная демократия несет в себе зародыш олигархичности.

Известность Михельса свя­зана прежде всего со сформулированным им «же­лезным законом олигархических тенденций»: де­мократия, дабы сохранить себя и достичь стабиль­ности, вынуждена создавать организацию, а это связано с выделением элиты - активного мень­шинства, которому масса должна довериться, так как не может осуществлять свой прямой контроль над этим меньшинством. Поэтому демократия не­избежно превращается в олигархию. Демократия не может существовать без организации, управлен­ческого аппарата, элиты, а это ведет к закрепле­нию постов и привилегий, к отрыву от масс, к не­сменяемости лидеров, к вождизму. Функционеры левых партий, особенно избранные членами пар­ламентов, меняют свой социальный статус, пре­вращаются в правящую элиту. Харизматических лидеров, поднимающих массы к активной полити­ческой деятельности, сменяют бюрократы, а рево­люционеров и энтузиастов - консерваторы и при­способленцы [7].

В обществе действует «железный закон олигархических тенден­ций». Его суть состоит в том, что неотделимое от общественного прогресса развитие крупных организаций неизбежно ведет к олигархизации управления обществом и формированию элиты, поскольку руководство такими объединениями не может осуществляться всеми их членами. Эффективность их деятельности требует функциональ­ной специализации и рациональности, выделения руководящего одра и аппарата, которые постепенно, но неизбежно выходят из-под контроля рядовых членов, отрываются от них и подчиняют политику собственным интересам, заботятся в первую очередь о сохранении своего привилегированного положения. Рядовые же члены орга­низаций недостаточно компетентны, пассивны и проявляют равноду­шию к повседневной политической деятельности. В результате любой, даже демократической организацией всегда фактически правит оли­гархическая, элитарная группа. Такие наиболее влиятельные группы, заинтересованные в сохранении своего привилегированного поло­жения, устанавливают между собой различного рода контакты, спла­чиваются, забывая об интересах масс. Из действия «закона олигархических тенденций» Михельс делал пессимистические выводы относительно возможностей демократии вообще и демократизма социал-демократических партий в частности. Демократию же он фактически отождествлял с непосредственным участием масс в управлении.

Р. Михельс исследовал социальные механизмы, порождающие элитарность общества, и пришел к выводу, что сама организация общества требует элитарности и закономерно воспроизводит ее. В обществе действует «железный закон олигархических тенденций». Его суть состоит в том, что развитие общества сопровождается формированием крупных организаций. Руководство такими организациями не может осуществляться всеми ее членами. Для эффективного функционирования организациям (в том числе и политическим партиям) требуется создание системы иерархически организованного управления, которое приводит, в конечном счете, к концентрации власти в руках правящего ядра и аппарата. Происходит, таким образом, образование правящей элиты. Правящая элита обладает преимуществами перед рядовыми членами: она в большей степени обладает навыками политической борьбы, имеет превосходство в знании и информации, осуществляет контроль над формальными средствами коммуникации. Рядовые члены организации недостаточно компетентны, информированы и зачастую пассивны.

Правящая элита постепенно выходит из-под контроля своих рядовых членов, отрывается от них и подчиняет политику собственным интересам, заботясь о сохранении своего привилегированного положения. В результате любой, даже демократической организацией, реально правит олигархическая группа, члены которой не уступают свою власть массам, передавая ее другим лидерам. Во всех партиях независимо от их типа «демократия ведет к олигархизации». Это закономерность развития политической организации. Увеличивается разница между интересами и идейной позицией руководителей и членов партий с преобладанием интересов руководящего звена. По сути, Михельс сформулировал одну из первых концепций бюрократизации правящей элиты [1].
1.2 Основные направления современной элитарной теории
Макиавеллистская школа и ценностные теории элит. Бурно развивающиеся в мире научно-техническая и технологическая революции, доступ к образованию широких масс, заметное повышение уровня жизни населения во многих странах мира, создание эффективных механизмов обеспечения прав и свобод личности, возрастание роли средств массовой информации создали новые реальности, в которых формируются и действуют политические элиты. Эти условия заметно изменили основания и способы распределения политических ролей и функций, факторы групповой сплоченности элиты, ее мировосприятие, ресурсы, обеспечивающие ее господство. Указанные процессы обусловили многообразие подходов, используемых для исследования реальной структуры власти [2].

Классическую традицию анализа элиты как относительно сплоченной группы, выполняющей властные функции, продолжает элитистский подход. При этом значительное внимание обращается на разнородность элиты, ее структуру, способы влияния на общество.

Ряд авторов по-прежнему рассматривает элиту как группу, наделенную особыми качествами (социальными, политическими, психологическими), знаниями, что позволяет ей принимать важнейшие политические решения. Так, в работе «Революция менеджеров» (1940) американский политолог Дж. Бернхейм отметил радикальные изменения в политическом классе, которые он назвал революцией. Эти перемены связываются им с появлением управленческой элиты (менеджеров), которая потеснила класс капиталистов-собственников. Доминирование менеджеров обусловлено необходимостью компетентного управления технически сложными производствами, ориентированными на многообразные потребности различных групп населения. Организаторские навыки и знания по управлению экономикой предопределяют значительную концентрацию власти в их руках. Политическое господство управленческой элиты, по мнению Д. Бернхейма, основано не на собственности или возможности распределять ресурсы (как, например, у банкиров), а на знаниях, образованности, профессиональной компетентности. Несмотря на высокий уровень благосостояния, основным мотивом их социальной активности является политическая власть.

Основатель концепции «постиндустриального общества» американский социолог Д. Белл в книге «Грядущее постиндустриальное общество» (1973) выдвинул аналогичные идеи. Деление на управляющих и управляемых он проводил на основе обладания знаниями и компетентностью. Эти качества позволяют новой интеллектуальной элите вносить наибольший вклад в развитие общества. Значимость интеллектуалов в информационном обществе обеспечивает им политическую власть [6].

В рамках институционального подхода элита рассматривается как группа статусов и стратегических ролей. Р. Миллз в работе «Властвующая элита» определил элиту как «тех, кто занимает командные посты». Поскольку власть в современном обществе институциализирована, постольку те, кто находится во главе социальных институтов, занимают «командные стратегические посты в социальной структуре».

Среди «институтов» наиболее значимы для общества, по Р. Миллзу, - политический, экономический и военный. Те, кто возглавляет данные «институты», и составляют элиту власти. На практике именно тройственная элита в лице политических лидеров первого плана, руководителей корпораций и военного руководства принимает важнейшие политические решения. Между тремя институтами власти складываются тесные отношения солидарности, взаимной поддержки и обмена. Подобный характер отношений обусловлен совпадением объективной заинтересованности военного, политического и экономического ведомств в обеспечении стабильности и прогрессирующего развития общества в целом. Однако немаловажны социальное сходство и психологическая общность людей, занимающих командные посты во властных структурах. Вот почему они могут легко переходить из одной структуры (например, политической) в другую (скажем, экономическую) [3].

В итоге Р. Миллз пришел к выводу, что элита не представляет собой господствующую группу, сформированную на основе свободных выборов, а является олигархией, состоящей из «назначенцев» президента. В рамках репутационного подхода элита рассматривается как замкнутая группа, оценку статуса которой дают другие группы общества (т. е. определяют ее репутацию). Те, над кем простирается власть, могут определять, оценивать тех, у кого власть находится реально. Следовательно, репутация определяется с точки зрения возможностей влияния данного класса и оценок его социального происхождения.

Представление о современной элите как замкнутой касте сформулировано французским политологом Р.-Ж Шварценбергом в работе «Абсолютное право» (1981). «Каста», или «новая аристократия», представляет собой «треугольник власти», состоящий из политиков, высшей администрации и деловых кругов. Она абсолютно контролирует власть, формирует правительство, управляет государством, руководит крупными корпорациями и банками. Олигархический характер власти, по мнению Р.-Ж Шварценберга, вытекает из того, что Франция не придерживается принципа разделения властей, потому и элита представляет собой единый класс, а не разделенные на части руководящие группы. В результате в стране сформировалась сплоченная и разносторонняя элита, монополизировавшая власть в политическом, административном и экономическом секторах.

Рекрутирование членов «новой аристократии» происходит из высших слоев общества. Они получают престижное, элитарное образование. Карьерное продвижение происходит также на основе четко продуманной схемы. Р.-Ж. Шварценберг отмечал, что политическая олигархия опирается на самостоятельное классовое рекрутирование, главными средствами которого являются высшие учебные заведения и высшие эшелоны власти. Особенность политической карьеры «новой аристократии» заключается в продвижении без участия во всеобщих выборах. Сначала выходцы из «новой аристократии» занимают министерские посты, кресла председателей корпораций, а затем, добившись славы, известности, обретя связи в высших эшелонах власти, становятся обладателями мандатов парламентариев. Однако основная масса депутатов не входит в «элиту власти», она практически оттеснена от процесса принятия политических решений. Следовательно, политический класс разделен на две части - на ограниченную группу «высших начальников» и более многочисленный слой «второстепенных начальников».

Теория плюрализма элит. Нарастающее многообразие видов человеческой деятельности, удовлетворяющих постоянно прогрессирующие потребности индивидов и групп, порождает усложнение самой структуры власти. Элита уже не представляет собой монолитного образования, а является совокупностью сотрудничающих или соперничающих руководящих групп. В этом суть теории множественности, или плюрализма элит.



В работе «Процесс правления» (1908) А. Бентли рассматривал политику как процесс взаимодействия заинтересованных групп. В этом процессе сильные группы доминируют, подчиняя и заставляя повиноваться себе более слабых. Само государственное управление включает в себя адаптацию, урегулирование конфликтов и достижение равновесия между соперничающими группами. Согласно А. Бентли, правительственные институты (конституция, конгресс, президент, суды) представляют и выражают интересы «официальных групп». К «официальным группам», т. е. элите, он относил законодательные, исполнительные, административные, судебно-правовые институты, армию и полицию, руководящее влияние которых обеспечивается их способностью навязывать решение конфликтов между отдельными группами и таким образом поддерживать политическую стабильность.

Режим, при котором существует множество автономных центров по принятию решений, американский политолог Р. Даль назвал «полиархией» и охарактеризовал таким термином политический процесс в США. В этой модели власти ни одна элита не верховенствует. В работе «Кто правит?» (1961) Р. Даль рассматривал политику в контексте взаимодействия заинтересованных групп, интеграция которых основана на общности ценностей, целей, требований. Заинтересованные группы различаются по своей устойчивости в соответствии с тем, в каких сферах они обладают влиянием. Однако политическая инициатива и реальное политическое влияние осуществляются не самой группой, а ее лидером, опирающимся на поддержку узкого круга лиц. Из свободной конкуренции соперничающих групп в тех пределах, которые устанавливаются по всеобщему согласию, вырастает социальное равновесие. Его стабильность зависит от степени разнородности самого общества.

Ряд авторов счел возможным выделить внутри элиты руководящие группы на основании разграничения сфер их влияния и используемых ресурсов. Так, Р. Арон в работе «Социальный класс, политический класс, управляющий класс» (1969) заметил: «Ошибочно представлять, что современные общества определяются одним руководящим классом, в то время как они характеризуются соперничеством между руководящими категориями». Кроме политической элиты, состоящей из профессионалов-политиков и принимающей важнейшие решения, Р. Арон выделил еще пять «руководящих категорий»: держателей «духовной власти», оказывающих влияние на образ мысли и веры; к ним он отнес священников, интеллектуалов, писателей, ученых, партийных идеологов; вторую руководящую категорию составляют военные и полицейские начальники; третью группу - «руководители коллективного труда», владельцы или управляющие средствами производства; четвертую – «вожаки масс» (лидеры профсоюзов и политических партий). Замыкают список руководящих групп функционеры высшего звена, держатели «административной власти».

Структурирование элиты проводится на основе сочетания различных переменных, располагающихся по принципу дополнительности - функций, характера ресурсов политического господства, объемов властного влияния, конкретных показателей образа жизни (образования, досуга, системы ценностей, стиля жизни и т. д.) [1].

Леволиберальные концепции политической элиты. Своего рода идейными антиподом плюралистического элитизма выступают леволиберальные теории элиты. Важнейший представитель этого направления Чарльз Райт Миллс еще в 1950-х гг. пытался доказать, что США управляются не многими, а одной властвующей элитой. Леволиберальный элитизм, разделяя некоторые положения макиавеллистской школы, имеет и специфические, отличительные черты.

Главный элитообразующий признак - не выдающиеся индивидуальные качества, а обладание командными позициями, руководящими должностями. Властвующая элита, пишет Миллс, «состоит из людей, занимающих такие позиции, которые дают им возможности возвыситься над средой обыкновенных людей и принимать решения, имеющие крупные последствия. Это обусловлено тем, что они командуют важнейшими иерархическими институтами и организациями современного общества. Они занимают в социальной системе стратегические командные пункты, в которых сосредоточены действенные средства, обеспечивающие власть, богатство и известность, которыми они пользуются». Именно занятие ключевых позиций в экономике, политике, военных и других институтах обеспечивает власть и тем самым конституирует элиту. Такое понимание элиты отличает леволиберальные концепции от макиавеллистских и других теорий, выводящих элитарность из особых качеств людей.

Групповая сплоченность и разнообразие состава властвующей элиты, которая не ограничивается элитой политической, непосредственно принимающей государственные решения, а включает и руководителей корпораций, политиков, высших государственных служащих и высших офицеров. Их поддерживают интеллектуалы, хорошо устроившиеся в рамках существующей системы. Сплачивающим фактором властвующей элиты является не только общая заинтересованность составляющих ее групп в сохранении своего привилегированного положения и обеспечивающего его общественного строя, но и близость социального статуса, образовательного и культурного уровня, круга интересов и духовных ценностей, стиля жизни, а также личные и родственные связи.

Глубокое различие между элитой и массой. Выходцы из народа могут войти в элиту, лишь заняв высокие посты в общественной иерархии. Однако реальных шансов на это у них немного. Возможности влияния масс на элиту посредством выборов и других демократических институтов весьма ограниченны.  С помощью денег, знаний, отработанного механизма манипулирования сознанием властвующая элита управляет массами фактически бесконтрольно. Рекрутирование элиты осуществляется преимущественно из своей собственной среды на основе принятия ее социально-политических ценностей. Важнейшими критериями отбора являются обладание ресурсами влияния, а также деловые качества и конформистская социальная позиция.

Первейшая функция властвующей элиты в обществе - обеспечение своего собственного господства. Именно этой функции подчинено решение управленческих задач. Миллс отрицает неизбежность элитарности общества, критикует ее с последовательно демократических позиций [7].

Сторонники леволиберальной теории элиты обычно отрицают прямую связь экономической элиты с политическими руководителями, действия которых, как считает, например, Ральф Милибанд, не определяются крупными собственниками. Однако политические руководители стран развитого капитализма согласны с основными принципами рыночной системы и видят в ней оптимальную для современного общества форму социальной организации. Поэтому в своей деятельности они стремятся гарантировать стабильность общественного строя, основанного на частной собственности и плюралистической демократии. В западной политологии основные положения леволиберальной концепции элиты подвергаются острой критике, особенно утверждения о закрытости властвующей элиты, непосредственном вхождении в нее крупного бизнеса и др. В марксистской же литературе, напротив, это направление из-за его критической направленности оценивалось весьма положительно. 

2. Внешняя политика Казахстана и международные организации
С обретением суверенитета, вступлением в целый ряд международных организаций Казахстан столкнулся с новыми для него проблемами собственной внешней политики, обороны, национальной безопасности, с проблемами самостоятельного вхождения в мировую экономику и мировое сообщество.

Суверенный Казахстан предстоит на деле превратить в самостоятельный субъект международных отношений, активное действующее лицо мирового экономического и политического пространства. Для достижения нового положения во всемирном масштабе была необходима новая идеология. И ее первоосновы уже заложены и функционируют. Разумный и доброжелательный подход Казахстана во внешней политике уже дал свои первые плоды.

Сегодня Казахстан является полноправным членом ООН. Он признан более 115 странами мира. В настоящее время дипломатические отношения Республики Казахстан установлены со следующими странами: Австралия, Афганистан, Армения, Австрия, Канада, Китай, Куба, Египет, Франция, Грузия, Германия, Великобритания, Венгрия, Индия, Индонезия, Иран, Италия, Испания, Япония, Израиль, Кыргызстан, Кувейт, Ливия, Мексика, Монголия, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Пакистан, Палестина, Румыния, Святой престол (Ватикан), Северная Корея, Швейцария, Швеция, Таджикистан, Турция, Россия, США, Узбекистан, Украина, Финляндия, ЮАР, со многими другими государствами. Мало того, республика начала выполнять функцию гармонизатора политической ситуации в Европе и Азии.

Именно наш Президент и наша страна были посредниками в отношениях между Горбачевым и Ельциным, между Арменией и Азербайджаном, между Кавказом и Россией, между коммунистами и демократами.

Казахстан является членом многих международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций (ООН), Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Международный Валютный Фонд (МВФ), Всемирный банк (МБРР), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Азиатский банк развития (АБР), Организация Исламская Конференция (ОИК), Организация экономического сотрудничества (ОЭС), которая объединяет Афганистан, Азербайджан, страны Центральной Азии, Иран, Пакистан и Турцию.

В 1992 году Казахстан заключил соглашение о техническом сотрудничестве с Европейским Союзом (ЕС), которое имеет свое представительство в Алматы. В 1995 году Казахстан присоединился к Программе НАТО «Партнерство во имя мира».

Уже в марте 1992 года Казахстан был принят в ООН. Таким образом, мы получили возможность быть причастными к мировым делам и общечеловеческим проблемам, находиться в русле современного цивилизационного развития человечества, иметь доступ к его достижениям в политической, экономической, социальной, научной, гуманитарной и других важнейших сферах деятельности.

Важно было воспользоваться трибуной ООН для того, чтобы донести до мирового сообщества наши проблемы, сделать их достоянием всей общественности, мобилизовать международную поддержку и помощь строительству демократического государства, обновлению его экономической базы на рыночных принципах.

Участие представителей Казахстана в работе сессий Генеральных ассамблей ООН и заседаниях специальных комитетов, на других форумах по линии ООН мы должны использовать для широкого ознакомления мирового сообщества с острыми экономическими, социальными и экологическими проблемами нашего государства, решение которых в значительной степени зависит от содействия со стороны стран-доноров и международных организаций.

Присоединение Казахстана к Хельсинкскому процессу, подписание Договора СНВ-1, Лиссабонского протокола и последующее вступление в Договор о нераспространении ядерного оружия - все это укрепило международный авторитет Казахстана, позволило включиться в развитую инфраструктуру безопасности и мер доверия, существенно упрочить суверенитет и безопасность молодого государства.

Казахстан и впредь будет активно участвовать в деятельности международных и региональных структур безопасности и превентивной дипломатии, поддерживать усилия по повышению эффективности механизмов контроля за ограничением стратегических наступательных вооружений, распространением оружия массового уничтожения, экспорта оружия и технологий двойного назначения.

Благодаря последовательным усилиям зарубежные партнеры с пониманием отнеслись к озабоченности Казахстана надежным обеспечением собственной безопасности в связи с отказом от ядерного статуса. Сначала в «Хартии о демократическом партнерстве», подписанной Президентом Республики Казахстан Н.Назарбаевым и Президентом Б.Клинтоном в феврале 1994 года в Вашингтоне, затем в программе НАТО «Партнерстве ради мира» были зафиксированы существенные элементы, гарантирующие безопасность Казахстана. Наконец, в декабре 1994 года в Будапеште три ядерные державы - Великобритания, США и Россия дали Казахстану совместные и всеобъемлющие гарантии безопасности. Позже к ним присоединилась и Китайская Народная Республика.

Таким образом, суверенитет, независимость, территориальная целостность и нерушимость границ Казахстана надежно гарантированы основными ядерными державами, в том числе двумя нашими великими соседями - Россией и Китаем.

Принципиальным является вступление Казахстана в основные валютно-финансовые организации: Международный Валютный Фонд, Всемирный Банк, Европейский Банк реконструкции и развития. Это уже сейчас дает ощутимую поддержку нашей реформирующейся экономике.

Подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве с Европейским Союзом, оформляется членство Казахстана в Азиатском Банке Развития. Решению проблемы коммуникационного выхода во внешний мир способствует наше участие в Организации Экономического Сотрудничества.

Приоритеты экономического развития диктуют необходимость дальнейшего активного участия Казахстана в деятельности вышеназванных институтов, а также Комиссии Европейского Союза, Организации Экономического Сотрудничества.

Важным направлением внешней политики является гуманитарное и культурное сотрудничество Казахстана с соответствующими международными институтами, в первую очередь с ЮНЕСКО.

Наряду с этими шагами Казахстан активно развивал сотрудничество со многими странами на двусторонней основе. Республику Казахстан признали 111 государств мира, с 92 из них установлены дипломатические отношения. В настоящее время действуют 18 казахстанских посольств за рубежом.

В Алматы функционируют 36 иностранных посольств и миссий, 9 представительств международных и национальных организаций. Можно сказать, что создана инфраструктура и реальные каналы связи республики с внешним миром, которые будут расширяться и охватывать новые регионы и страны.

Первостепенное внимание по вполне понятным причинам уделялось отношениям с Россией. Удалось не только начать эффективный процесс восстановления всего многообразия исторически сложившихся связей, но и заложить солидную базу для их развития на новой основе. В 1992 года между Казахстаном и Россией был подписан равноправный Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, в котором юридически зафиксирован принцип взаимного уважения суверенитета и независимости, территориальной целостности и существующих границ друг друга.

Огромное значение имеют, несомненно, соглашения с Россией по вопросам гражданства, коллективной безопасности.

Договоры о дружбе и сотрудничестве были подписаны с соседями по Центральной Азии - Узбекистаном, Кыргызстаном, Туркменистаном и Таджикистаном. Наши связи имеют многогранный характер, служат обеспечению стабильности в регионе, интересам развития экономики, науки и техники, взаимообогащения культур наших братских народов. Возникла зона активных интеграционных процессов между Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном. Налаживается их сотрудничество с участием Туркменистана и России по проблеме Арала.

Удалось поставить на договорно-правовую базу отношения с Китаем, контакты с которым поддерживаются на высоком политическом уровне. Увенчался успехом переговорный марафон по пограничному вопросу, начатый еще в советское время. Соглашение о прохождении границы от 26 апреля 1994 года, подписанное с Китайской Народной Республикой, имеет для Казахстана непреходящее значение.

Таким образом, за короткий период времени выполнена задача исторической важности - по периметру границ Казахстана сформирован пояс доверия, добрососедства и дружбы, основанный на прочном политическом и международно-правовом фундаменте.

Этому способствовали подлинное миролюбие внешнеполитического курса Казахстана, отсутствие каких-либо территориальных, политических или иных претензий к соседям, уважение их законных интересов, искренность наших намерений и открытость к взаимовыгодному разностороннему сотрудничеству.

Несмотря на жизненную важность для Казахстана дружественных отношений с соседними государствами, было бы ошибочно и близоруко замыкаться только в своем регионе. Такая логика действий отнюдь не соответствовала бы потенциалу Казахстана, более того - нанесла бы ущерб нашему государству.

«Региональное мышление» существенно сузило бы возможность политического маневра, ограничило бы привлечение иностранных инвестиций, без которых трудно рассчитывать на эффективное освоение природных богатств Казахстана.

Вот почему практически на всех переговорах с иностранными государствами и политическими деятелями, представителями международных организаций и деловых кругов мы обсуждали возможности и проекты сотрудничества в реализации экономической реформы.

География международных связей нашей республики охватывает практически все континенты. Среди наших партнеров есть ведущие страны Азии, Европы, Америки, Африки и далекая Австралия.

Благодаря сбалансированной и многовекторной политике успешно развиваются отношения Казахстана с США, Китаем, Японией, ФРГ, Францией, Канадой, Турцией, Ираном, Индией, Пакистаном, Египтом, Саудовской Аравией, Венгрией и другими восточноевропейскими государствами, с Прибалтикой и Скандинавией, Украиной и Закавказьем. Наметились подвижки в латиноамериканском направлении и с государствами Юго-Восточной Азии. Активизируются связи с арабским и в целом мусульманским миром. Казахстан стал наблюдателем в авторитетной и влиятельной Организации Исламская Конференция.

Нам удалось избежать «провинциализма» в политике, выйти на уровень крупных внешнеполитических инициатив, отвечающих основным тенденциям мирового развития. Предложение Казахстана о созыве Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, обнародованное мною на 47-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, было встречено с большим интересом и получило широкую международную поддержку, в том числе таких ключевых стран, как Россия, Китай, Индия, Япония и другими, а также влиятельных международных организаций. Практическую реализацию этой инициативы следует рассматривать как одно из основных направлений внешней политики Казахстана.

В целом же, резюмируя итоги внешнеполитической деятельности за три года, можно сделать вывод о том, что в основном сформировалась ее инфраструктура и договорно-правовая база. Сложился международный имидж республики как серьезного и надежного партнера. Заложены необходимые предпосылки интегрирования Казахстана в мирохозяйственные связи.

Наступает новый этап развития внешних связей республики. Представляется достаточно очевидным, что наша политика должна быть подчинена интересам динамичного экономического и культурного развития Казахстана на основе проводимых радикальных экономических реформ. Единство внутренней и внешней политики предполагает согласованность мер внутри страны с ее международными обязательствами, точно также как и привязку внешнеполитического курса к внутренним реалиям страны. Это означает максимальное выдвижение на передний план экономических интересов, разумную достаточность и низкозатратность, прагматизм в действиях, соразмерность целей реальным возможностям республики [5].

Геополитическое расположение на стыке Азии и Европы, экономические и военно-политические интересы, а также существующий потенциал определяют место Казахстана в системе современных международных отношений как срединной региональной державы, активно создающей в своем окружении зону добрососедства на принципе равной безопасности. Говоря о наших внешнеполитических приоритетах, надо, наряду с СНГ, выделить Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза и организованные ими международные организации с которыми установлено взаимопонимание и широкомасштабное сотрудничество в политической, экономической, военной и других областях.

3. Демократический политический режим
Понятие «демократия» озна­чает, как известно, народовластие, власть народа. Однако Ситуация, при которой весь народ осуществлял бы полити­ческое властвование, пока нигде не реализована. Это скорее идеал, то, к чему нужно всем стремиться. Между тем, есть ряд государств, которые сделали в этом направлении боль­ше других (Великобритания, Германия, США, Франция, Швейцария, Швеция) и на которые зачастую ориентиру­ются общественность и политики [4].

Основные характеристики демократического режима:

- принятие решений большинством с учетом интересов меньшинства;

- существование правового государства и гражданского общества;

- выборность и сменяемость центральных и местных органов государственной власти, их подотчетность избира­телям;

- осуществление гражданского контроля над «силовы­ми» структурами (вооруженными силами, полицией, орга­нами безопасности и т.п.);

- широкое использование методов убеждения, компро­мисса;

- провозглашение и реальное обеспечение прав и свобод человека и гражданина; существование политического плю­рализма, в том числе многопартийности, наличие легальной политической оппозиции;

- гласность, отсутствие цензуры; реальное осуществле­ние принципа разделения властей.

Демократия может осуществляться посредством двух форм: прямой (непосредственной) и представительной.

Прямая демократия позволяет осуществлять власть са­мим народом без политических посредников. Отсюда и ее название - непосредственная. Она проводится в жизнь че­рез следующие институты прямого народовластия: выборы на основе всеобщего избирательного права, референдумы, сходы и собрания граждан, петиции граждан, митинги и де­монстрации, всенародные обсуждения.

Одни из них - выборы, референдумы - четко регламенти­рованы соответствующими нормативными актами (конститу­цией, конституционными, органическими законами, обычны­ми законами), носят императивный (обязательный) характер и не нуждаются в санкции государственных структур, другие носят консультативный характер. Однако независимо от юри­дической природы различных демократических институтов, их влияние на механизм принятия политических решений трудно переоценить, так как в них находит выражение общая воля народа. Референдум широко применяется в таких стра­нах, как США, Италия, Канада, Швейцария.

К сильным сторонам прямой демократии можно отнести то, что она:

- дает больше возможностей (по сравнению с предста­вительными институтами) для выражения интересов граж­дан и их участия в общественно-политической жизни;

- в большей мере обеспечивает легитимизацию власти;

- позволяет в определенной степени контролировать политическую элиту.

К ее недостаткам относят: отсутствие стойкого желания у большинства населе­ния заниматься данной управленческой деятельностью; сложность и дороговизну проводимых государствен­но-общественных мероприятий; низкую эффективность принимаемых решений вследствие непрофессионализма большинства «правите­лей».

Представительная демократия позволяет осуществлять власть представителям народа - депутатам, выборным ор­ганам государственной власти, которые призваны выражать интересы различных классов, социальных групп, слоев, по­литических партий и общественных организаций [6].

К достоинствам представительной демократии обычно относят то, что она:

- дает больше возможностей для принятия эффектив­ных решений, поскольку в этом процессе участвуют, как правило, профессионалы, компетентные лица, специально занимающиеся данной деятельностью или конкретной про­блемой;

- более рационально организует политическую систему, позволяя каждому заниматься своим делом и т.п.

Недостатками представительной демократии являются:

- возможность развития бюрократии и коррупции;

- отрыв избранных представителей от народа;

- принятие решений в интересах не большинства граж­дан, а номенклатуры, крупного капитала, различного рода лоббистов и т.д.

Однако сами демократические режимы тоже могут быть неоднородными. В частности, особыми их разновидностя­ми выступают либерально-демократические и консерва­тивно-демократические режимы.

Если либерально-демо­кратические режимы характеризуются тем, что в приоритет ставят личность, ее права и свободы, а роль государства сводят к защите этих прав и свобод, собственности граж­дан, то консервативно-демократические режимы опираются не столько на конституцию, сколько на политические тра­диции, которые являются основой данных режимов. В по­следние годы в развитых странах все чаще говорят о режиме социальной демократии, при котором реализуется принцип социальной справедливости, каждому человеку обеспечи­вается свободное развитие и достойная жизнь [3].

Список использованной литературы






  1. Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©nashuch.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница
Контрольная работа
Курсовая работа
Лабораторная работа
Пояснительная записка
Методические указания
Рабочая программа
Методические рекомендации
Теоретические основы
Практическая работа
Учебное пособие
Общая характеристика
Теоретические аспекты
Общие сведения
Физическая культура
Дипломная работа
Федеральное государственное
Самостоятельная работа
История развития
Направление подготовки
Методическое пособие
Технологическая карта
квалификационная работа
Общая часть
Техническое задание
Выпускная квалификационная
Краткая характеристика
государственное бюджетное
Методическая разработка
Технология производства
Теоретическая часть
прохождении производственной
Общие положения
Гражданское право
Техническое обслуживание
Исследовательская работа
Организация работы
учреждение высшего
Математическое моделирование
Металлические конструкции
Правовое регулирование
Понятие предмет
Технологическая часть
Решение задач
Метрология стандартизация
Практическое занятие
Описание технологического
История возникновения
Уголовное право
Образовательная программа
Сравнительная характеристика
Общие требования